Please use this identifier to cite or link to this item: http://elar.uspu.ru/handle/uspu/14980
Full metadata record
DC FieldValueLanguage
dc.contributor.authorПриказчикова, Е. Е.ru
dc.contributor.authorPrikazchikova, Y.en
dc.date.accessioned2021-02-03T16:50:38Z-
dc.date.available2021-02-03T16:50:38Z-
dc.date.issued2015
dc.identifier.citationПриказчикова Е. Е. Русская карусельная ода в контексте гинекратического начала русской литературной культуры XVIII столетия / Е. Е. Приказчикова // Уральский филологический вестник. Серия: Русская классика: динамика художественных систем. — 2015. — № 3. — С. 22-40.ru
dc.identifier.issn2306-7462
dc.identifier.urihttp://elar.uspu.ru/handle/uspu/14980-
dc.description.abstractСтатья посвящена идейно-стилевому своеобразию русской карусельной оды, являющейся одним из вариантов русской похвальной оды II половины XVIII столетия. Автор статьи доказывает, что жанр русской карусельной оды, представленный именами В. Петрова и Г. Державина, в русской литературной культуре XVIII столетия был тесно связан с гинекратическим началом, находящим своё отражение в гендерном маскараде и амазонском мифе начала екатерининского правления. Одновременно с этим карусельная ода являла собой один из вариантов русской пиндарической оды, в которой национально-патриотический пафос прославления спортивных доблестей лучших представителей своей эпохи, вроде братьев Орловых, не требовал обязательно присутствия дидактически-просветительского элемента, столь привычного для государственных од XVIII столетия.ru
dc.description.abstractArticle is devoted to ideological style originality of the Russian rotary ode which is one of versions of Russian approving ode of the II half of the XVIII century. The author of article proves that the genre of Russian rotary ode presented by V. Petrov and G. Derzhavin's names in the Russian literary culture of the XVIII century was closely connected with the gynecratic origin finding the reflection in a gender masquerade and Amazonian myth of the beginning of Ekaterina's government. At the same time the rotary ode was one of versions of the Russian Pindaric ode in which national and patriotic pathos of glorification of sports valours of the best representatives of the era, like brothers Orlov, didn't demand obligatory presence of the didactic and educational element so habitual for the state odes of the XVIII century.en
dc.format.mimetypeapplication/pdf
dc.language.isoruen
dc.publisherУральский государственный педагогический университетru
dc.relation.ispartofУральский филологический вестник. Серия: Русская классика: динамика художественных систем. 2015. № 3ru
dc.subjectЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕru
dc.subjectРУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА XVIII В. — РОССИЯ — 18 В. 2-Я ПОЛ.ru
dc.subjectРУССКАЯ ПОЭЗИЯru
dc.subjectПОЭТИЧЕСКИЕ ЖАНРЫru
dc.subjectПОЭТИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВОru
dc.subjectРУССКИЕ ПОЭТЫru
dc.subjectКАРУСЕЛЬНЫЕ ОДЫru
dc.subjectГИНЕКРАТИЧЕСКОЕ НАЧАЛОru
dc.subjectГЕНДЕРНЫЕ МАСКАРАДЫru
dc.subjectАМАЗОНСКИЕ МИФЫru
dc.subjectRUSSIAN ODEru
dc.subjectROTARY ODEru
dc.subjectODEru
dc.subjectGYNECRATIC ORIGINru
dc.subjectGENDER MASQUERADEru
dc.subjectAMAZONIAN MYTHru
dc.titleРусская карусельная ода в контексте гинекратического начала русской литературной культуры XVIII столетияru
dc.title.alternativeThe Russian rotary ode in the context of the gynecratic origin of the Russian literary culture of the XVIII centuryen
dc.typeArticleen
local.localtypeСтатьяru
local.identifier.bibrecRU/USPU/ARTICLES/163546
Appears in Collections:Уральский филологический вестник

Files in This Item:
File Description SizeFormat 
ufvrk-2015-03-02.pdf574,84 kBAdobe PDFView/Open



Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.